Давно не было приключений? - Путешествуй! //

26 марта 2011 г.

Старинные промыслы в Башкирии. Бортничество.

Бортничество. У человека неискушенного это слово обыкновенно ассоциируется с историей Древней Руси, и как многие занятия давно минувших дней, сам древний промысел, кажется, бесследно исчезнувшим. Однако это отнюдь не так.
Справка: Бортничество - первоначальная форма пчеловодства, основанная на содержании пчёл в дуплах деревьев для получения мёда.

В самом сердце России, на территории современного Башкортостана, сохранился уголок, где и сегодня добывают мед старинным способом: с помощью борти. Борть представляет собой улей простейшего устройства: дупло или выдолбленный чурбан.

Заповедник Шульган-Таш на территории Бурзянского района республики создан специально для сохранения уникальной формы пчеловодства, которая известна в этих краях с семнадцатого века. Если обратиться к истории, то успехами в пчеловодстве Башкирия славилась изначально. «Едва ли сыщется такой народ, который мог бы превзойти башкир в пчелиных промыслах», - писал в восемнадцатом веке о достижениях местного населения в бортничестве известный географ и чиновник Петр Рычков. В XVIII-XIX веках практически у каждой башкирской семьи имелись свои борти и дуплянки. И чтобы не было путаницы, хозяева пчелиных семей отмечали свои стволы и колоды с помощью особого именного знака – тамги. Борти в те времена ценились у башкир не хуже, чем сегодня ценится недвижимость. При отдаче в оброк своей вотчины они оговаривали стоимость бортей отдельно: "…за каждое ево дерево дельное по 10-ти коп., а за жилую пчелу по рублю по 50 коп., а где пчела сидела по рублю, а за снятую вершину и тамженое дерево по 5-ти коп., а за самосатку по 6-ти руб.". "Дельное дерево" означало новую борть, "жилая пчела" – так называлась борть с пчелами, "где пчела сидела" – борть, ранее уже заселявшая пчелами, "снятая вершина и тамженое дерево" – дерево, подготовленное к тому, чтобы делать в нем борть. Уникальный промысел едва не исчез в этих краях в середине XX века. Однако преимущества старинного способа добычи меда вовремя оценили и сохранили условия для его процветания.

Дар диких пчел: бортевой мед.

Для развития бортевого промысла необходимо редкое в природе сочетание: гектары липового леса в сочетании с высокоствольной сосной. Именно такие уникальные лесные массивы удалось сохранить в Бурзянском районе Башкирии.

Еще одним условием восстановления необычной формы пчеловодства стало сохранение популяции дикой медоносной пчелы, которая уже стала обитательницей Красной книги Республики Башкортостан. Дикая медоносная пчела, которую в этих краях зовут «kыр kорто» - особая популяция пчел среднерусской породы, сформировавшаяся в климатических условиях Южного Урала.

В настоящее время эта популяция существует только в Бурзянском районе республики Башкортостан, за что этих пчел нередко называют «бурзянками». Дикие пчелы живут в дуплах колониями (семьями) численностью до 80-100 тысяч особей. Крупная, раза в полтора больше обычных пчелиных особей, дикая башкирская пчела отличается темно-серым окрасом с отсутствием какой-либо привычной для пчел желтизны. Именно эта разновидность пчел генетически приспособлена к жизни в «диких» условиях: они не избалованы помощью человека и способны самостоятельно переживать пятидесятиградусные морозы, отличаются крепким иммунитетом, завидной работоспособностью и очень злобливым нравом. Обитательницы дупляного улья способны за две недели – тот короткий срок, что цветет липа – заготовить от 5 до 15 килограммов меда! В период медосбора дикая пчела работает с завидным трудолюбием: летает с раннего утра до самого позднего вечера, и даже плохая погода не воспринимается ей как уважительная причина отдохнуть. Сохранить бортевой промысел оказалось не просто прежде всего потому, что нелегко было сберечь популяцию дикой медоносной пчелы. Нельзя было допускать полного разорения бортей: в случае забора всего запасенного меда пчелиная семья была обречена на голодную смерть зимой. Кроме того, особенности размножения «бурзянки» превращали необходимость сохранения ее племенной чистоты в нетривиальную задачу. Дикие пчелы удаляются для спаривания на 17 километров от гнезда - при такой особенности почти невозможно избежать процесса метизации, поскольку совсем рядом с заповедником кочуют пасеки с домашними пчелами. Однако ученым удалось не только сохранить «бурзянку», но и вывести на территории заповедника даже несколько дочерних популяций башкирской пчелы. Работа на племенных пасеках и в лабораториях по селекции продолжается.

Возрождением бортевого пчеловодства занимаются как специалисты заповедника, так и местное население. Работа современного бортевика-пчеловода практически не отличается от труда его «исторических» коллег.

Для устройства борти, которая по-башкирски зовется «солоk», выбирается высокая и толстоствольная сосна: диаметром около метра. Надев мягкую обувь и привязавшись специальным плетеным ремнем к дереву, бортевик взбирается по сделанным насечкам на 12-15-метровую высоту с помощью специальных приспособлений. Да, дикие пчелы любят высоту! Возможно, это исторически обусловлено: чем выше устроится пчелиная семья, тем больше шансов избежать разорения – «браконьерство» медведя или куницы могло закончиться для неутомимых тружениц голодной зимовкой.

Достигнув уровня, на котором решено делать дупло, пчеловод привязывает к дереву специальную подставку-«лянге», опершись на нее, он может устойчиво работать на высоте. Выдалбливаемое в стволе дупло сообщается с внешней средой двумя отверстиями: небольшим летком – входом/выходом для пчел и должеей - щелью, которую закрывают заслонкой и через которую пчеловод сможет осматривать борть и отбирать мед. Искусственное дупло, диаметр которого может достигать 60-80 сантиметров, тщательно выскабливается, убирается изнутри сухой древесиной и оставляется на хорошую просушку на год-два. Примерно через это время в чистое и сухое помещение с отличными термоизоляционными свойствами заселится новая пчелиная семья. Требовательным новоселам необходимо, чтобы леток выходил на юг, поблизости была чистая вода и богатая кормовая база. Кроме того, у бортевиков есть и свои давние, проверенные временем, способы заманивания жужжащих жильцов в дупла: натирание их душистыми травами, приклеивание кусочков сот и т.д. Хорошо сделанная борть может служить более полутора веков!
Осенью, когда нужно достать мед, бортевик действует тем же способом: поднимается на дерево с помощью ремня и насечек, (пчелы, как ни удивительно, не беспокоятся) и, закрепившись на нужной высоте с помощью подставки, работает как обычный пчеловод: окуривает обитателей борти, достает соты и т.д.
Наряду с бортями-дуплами специалисты по разведению диких пчел широко используют борти-колоды. Дупло выдалбливается в куске ствола старого дерева по всем правилам устройства борти, а затем эта колода-улей привязывается к растущему дереву на любимой дикими пчелами высоте: 6-15 метров. Такой способ бортевого пчеловодства позволяет увеличить число бортей на пригодной для этого промысла территории и при этом не травмировать здоровые деревья.

В настоящее время на территории башкирского заповедника порядка 800 семей бурзянской пчелы обитают в условиях бортевого пчеловодства и в естественных дуплах деревьев. Интерес к возрождению бортевого промысла не случаен: бортевой мед оценили как самый экологически чистый продукт с ярко выраженными целебными свойствами. Он отличается от меда из рамочных ульев – и по цвету, и по вкусу. Традиционно дикий мед получается темно-коричневого цвета, поскольку насыщен воском и пергой. Перга – это пыльца цветов, обработанная выделениями пчелиных желез и предназначенная для кормления расплода. Особенно ценят бортевой мед за его зрелость: поскольку бортевые пчелы тревожатся человеком только раз в год, ближе к осени, мед успевает как следует созреть. Наличие большого количества микроэлементов, отсутствие вредных примесей и особо терпкий вкус и тонкий аромат делают такой мед дорогим, но высокоценным лакомством. Промысел, который еще вчера казалось атавизмом, постепенно становится рентабельным бизнесом. Дикий мед признан одним из «Семи чудес Башкортостана». Сегодня заповедник «Шульган-Таш», расположенный на территории Башкирии, считается единственным местом в мире, где сохранилось бортничество, а значит и единственным регионом, где можно отведать настоящий дикий мед.

Комментариев нет: